?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Про глаза и танки

Августовский путч 91-го я провела на… операционном столе. Ну и немножко - в наркотическом дурмане.
Мне было 9. В Хабаровске открылся филиал клиники Фёдорова. И мой окулист решила отправить меня туда на операцию, чтобы там остановили или хотя бы замедлили катастрофическое падение зрения. Мы приехали, остановились у родственников и в один солнечный день отправились в клинику. Была она далеко, почти за городом. Операции там тогда делали несложные, под местным наркозом, палатного отделения не было, зато буквально по соседству была гостиница. Там все приезжие и останавливались. Приехал - утром на операцию - днём в гостинице - на следующее утро на повторный осмотр - и обратно домой. А вот нам пришлось добираться с другого конца города. Я, конечно, немножко нервничала - всё-таки девятилетнему ребёнку знать, что он едет в больницу на операцию - это стресс. Но день был такой тёплый, и мама рядом, и обещали мороженое потом… В общем, меня отпустило.
Приехали, прошли в просторный холл, сели на диванчик ждать. Вообще-то, время для операции было назначено, но почему-то нас капитально задержали. Мы сидели там несколько часов. У меня с собой была книжка, которую я быстро прочитала (мы же не знали, что придётся ждать так долго!). Была какая-то игрушка - кукла или что-то в этом роде. Она тоже быстро надоела. И я начала слоняться по залу. Нашла буфет, в котором под стеклом были выложены бутерброды с красной рыбкой. Долго глазела на них, раздумывая, не попросить ли у мамы купить или всё-таки слишком дорого. А мама в это время смотрела телевизор. Там на стенах, на кронштейнах было укреплено несколько. Конечно, о плазменных панелях и речи не шло, обычные телевизоры, просто подвешенные повыше. Я, с моим зрением, и сам-то телевизор воспринимала как серое пятно на фоне белой стены, а уж чтобы увидеть, что там в нём показывают… Поэтому, когда я подошла всё же к маме, чтобы попросить купить этот злосчастный бутерброд, я была удивлена тем, как она неотрывно вперилась в этот телевизор. Я попыталась её потормошить: "Мама, мама, там бутерброды… С рыбкой!", но она напряжённо сказала: "Подожди!". И все вокруг смотрели в эти телевизоры, а я ничегошеньки не видела! И вдруг пронеслось тревожное: "Танки! Смотрите, танки! Танки в Москве!". И тут я поняла, что происходит что-то совсем непонятное и нехорошее. Моей первой мыслью было: "Война началась!". Ну а как иначе - если танки в Москве, то на нас напали враги, ведь наши танки бывают там только во время парадов. "Мама, война началась?!" И мама серьёзно ответила: "Не знаю. Может, и началась уже. А может, вот-вот начнётся".
Люди сбились в кучки, испуганно переговаривались, обсуждали, никто ничего не понимал. И я не понимала. Не понимала, как вражеские танки могли вдруг оказаться прямо в центре Москвы, ведь ещё вчера войны не было! Потом я подумала, что теперь мою операцию отменят, потому что все дяди-хирурги (а я представляла, что все хирурги только мужского пола) прямо отсюда в белых халатах пойдут на фронт защищать родину, а тёти-медсёстры - за ними, лечить раненых. И я принялась звать маму домой, ведь уже понятно, что оперировать не будут. Но мама сказала, что будут и вообще, пока ничего не объявили, мы будем сидеть и ждать. И мы ждали. И ждали. И ждали. Меня не по-детски разрывало на части. То я думала: "Ура, операцию отменят, потому что война!", то ужасалась: "Нет, лучше пусть оперируют, только бы не война!". Операции я боялась. Войны боялась тоже. И никак не могла понять, какое же из этих зол меньшее, потому что в моём детском сознании они были примерно одинаковы.
Когда меня таки повели на операцию и я поняла, что неизвестно как там с войной, а вот резать меня точно будут… По коридору к операционному залу меня буквально несли. Меня трясло, зубы клацали, ноги подгибались. Привели в огромный операционный зал. Там было, наверно, не меньше десятка столов. У каждого - по бригаде врачей. Когда те, что должны были меня оперировать, увидели трясущегося от страха бледного ребёнка, то решили, что оперировать меня под местным наркозом, как всех остальных, себе дороже. И позвали анестезиолога. Поэтому я ещё какое-то время тряслась от страха, уже лёжа на столе. И вот он пришёл, спросил, до скольки я умею считать, я гордо ответила, что до скольки угодно, он поставил мне укол со снотворным и попросил посчитать до ста. Где-то на тридцати я отключилась. Проснулась в середине операции, ничего не видела, кроме яркого света. И слышала голоса врачей: "Посмотри налево. Посмотри направо. А теперь попробуй завести глаза вверх". После этого, видимо, наркоз добавили и я отключилась опять.
Очнулась в послеоперационной палате. Была у них там маленькая. Туда просто привозили народ на каталках, они минут 15 там очухивались, а потом вставали и отправлялись домой. В палате также сидела медсестра на всякий случай. Но они-то все были после местного наркоза! Анестезиологу мой респектище! Глюки я ловила презнатнейшие, у меня больше в жизни таких не было до сих пор. И были они не психоделические, а такие уютные. Домашние прямо. Причём периодически я приходила в себя и как-то контактировала с окружающим миром. Но из-за этих домашних глюков я не могла и не могу понять, что из этого было правдой, а что - глюком. Ну, мышь под кроватью - точно глюк. И тётя, которая говорила: "Тебе, наверное, холодно? Я тебе носочки связала!". И двоюродная сестра, которая жалостливо спрашивала: "Тебе очень больно?". А вот подросток на соседней каталке, с которым мы немножко пообщались? Медсестра, которая рассказывала про свою дочку?
Я спала, и спала, и спала. Так сильно мне тоже больше никогда не хотелось спать, даже когда случалось не спать по двое суток подряд. Помню, что даже во сне мне хотелось спать, тем более, что для меня-то это был не сон - я же в нём общалась с людьми, видела разных животных и это было потрясающе реально, не как в обычном сне. Поэтому мне казалось, что я не сплю, меня всё время теребят, а я так хочу спать!
В итоге я пролежала в той палате около четырёх часов и меня оттуда выдворили со словами: "Ты уже очень давно тут, мама хочет забрать тебя домой, она устала". Оказалось, что уже солнце садится, то есть уже около восьми вечера. Бедная моя мама провела в клинике весь день. Но когда я вышла и она попробовала переодеть и переобуть меня из больничной пижамы и тапочек в мою одежду, оказалось, что я абсолютно себя не контролирую. Я зависала, засыпала буквально на каждом движении, не понимала, что мне говорят и жутко тормозила. Стало ясно, что везти в таком состоянии ребёнка через весь город с несколькими пересадками невозможно. Мама прислонила меня к стеночке под присмотром вахтёрши и я сладко спала стоя, пока она пыталась найти кого-нибудь, кто бы отвёз нас домой. Улиц там рядом не было и поймать машину было нереально. Такси ехать отказывалось либо ломило такие деньги, что там до Благовещенска можно было доехать, не то что до Хабаровска. В какой-то момент у клиники остановилась машина и мама бросилась туда с воплями: "Всё, что угодно, только помогите нам добраться до города!". И эти добрые люди нас отвезли. Я всего этого не помню. Я спала :)
Когда мы приехали домой, меня сгрузили на диван в гостиной и я наконец-то отключилась!
Проснулась я, когда было уже совсем темно и поздно. Часов, наверное, около двух. Мама с тётей сидели у телевизора, который уже показывал пресловутое "Лебединое озеро". Они отключили звук, поглядывали на экран и с жаром обсуждали происходящее. Увидев, что я проснулась, они захлопотали вокруг меня, спрашивали, как я себя чувствую. Я чувствовала себя отлично, но мне всё ещё хотелось спать. Они наперебой стали уговаривать меня поесть, я же не ела уже сутки. Есть не хотелось. Тогда меня соблазнили дыней. Принесли, показали, нарезали, дали понюхать, попросили "ну хоть попробовать". Я соблазнилась :) Спелая дыня, ого! У нас в Приморье помидоры-то толком не успевали вызреть, а тут сочная, сладкая дыня. Я стрескала довольно большой кусок и опять отвалилась спать. Проснулась от тошноты. Первые пару раз мама водила меня в туалет, потому что швыряло меня от стены к стене, а потом мне просто поставили тазик. Так и сидели - мама с тётей общаются, а я блюю в тазик. И в какой-то момент, наклонившись над ним, я заметила, как туда мерно и довольно часто капает кровь. Я провела рукой по рту и под носом, увидела, что на ней крови нет и сделала вывод. Подняла голову от тазика и очень медленно, флегматично и спокойно протянула: "Мамаааа! А у меня, кажется, из глаз кровь идёт". Надо заметить, что моё спокойствие было обусловлено двумя вещами. Во-первых, я по-прежнему ещё не отошла от наркоза и меня уже вообще ничего не волновало в этом мире. А во-вторых, я абсолютно не чувствовала боли, а ведь боль - это один из главных факторов паники у детей. Зато какую панику испытала моя мама, увидев моё лицо со стекающими кровавыми слезами - даже не представляю! Не представляю, потому что не помню. Ну правда, очень спать хотелось :)
Вызвали скорую. При словах: "Моему ребёнку сегодня сделали операцию, а сейчас у него кровь из глаз льётся" подстанция тоже впечатлилась, скорая приехала в считанные минуты. А вот потом мы колесили по городу, потому что ни в одной больнице меня не хотели брать. Чёрт его знает - то ли ответственности боялись, то ли не знали, что со мной делать. Но в две больницы мы точно ездили. В итоге привезли меня обратно в эту клинику Фёдорова. А там темнота, тишина, свет везде потушен, дверь закрыта на лопату, в холле дремлет сторожиха. Впрочем, увидев через стекло мою рожу, она тоже впечатлилась. Открыла дверь, причитала, скорая уехала, а сторож отправилась разыскивать хоть кого-то, пока мама тряслась, обнимая меня и вытирая кровавые дорожки со щёк. Через какое-то время прибежала сторож со словами: "Сейчас врач придёт, сейчас!". А потом откуда-то из глубины клиники вышаркал врач. Спать, судя по всему, он хотел не меньше, чем я. Судорожно зевая, он повертел мою голову, посветил в глаза, расспросил маму о том, когда и как это началось, а потом столь же флегматично протянул: "Ну что же вы, мамочка, соображать же надо. Ребёнок у вас ещё от наркоза не отошёл, а вы его кормите. Конечно, её рвёт, она напрягается, вот в глазах сосудики и полопались от напряжения. Лёд приложите или просто что-нибудь холодное, чтобы кровь остановить, а завтра к нам на проверку. Спокойной ночи!". И ушаркал обратно досыпать.
Как мы выполняли квест "Вернись в 4 утра из ебеней, куда и днём толком не добраться, к себе домой" я не помню. Туда-то нас скорая привезла, а вот обратно… Но как-то всё-таки добрались. Кровь сама постепенно остановилась, дома только умылась и свалилась спать, искренне надеясь, что теперь мне уже никто не помешает. Утром проснулась уже бодрая, правда, завтрака мне не дали :) Да и потом ещё какое-то время носились, как с хрустальной вазой, не позволяя наклоняться, бегать, поднимать что-либо тяжелее куклы и периодически разглядывая мои глаза.
Поэтому августовский путч я, с одной стороны, помню очень хорошо - сложно забыть сразу столько ярких событий. А с другой - очень плохо, потому что наркоз мне дали очуменный :)
А у вас что было в тот день? :)


UPD Оказывается, скорая не уехала, а дождалась, пока врач меня осмотрел и потом благородно отвезла нас обратно! Без них мы бы фиг оттуда выбрались среди ночи.

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
eternele
Jul. 6th, 2017 06:05 am (UTC)
Уау, ничё себе. А могла и без глаза остаться. Удивительно, какой врач флегматичный. В Grey's Anatomy они постоянно носятся, и по любому поводу в операционную сразу. Меня в детстве один раз отвезли в реанимацию, так я отбивалась и кричала, что лучше дома помру, так врачей боялась.

А мы во время путча были на море, в Сочи. А у отца как раз недавно свой бизнес появился, но, видимо, он не совсем по закону дела вёл, потому что страшно боялся тюрьмы, и буквально сидел перед телевизором на чемоданах, чтобы бежать в Турцию.
fearless_cat
Jul. 11th, 2017 07:03 pm (UTC)
Слушай, ну в то время человека, чтобы честно дела вёл, днём с огнём не найти было.

Без глаза вряд ли бы осталась, там на самом деле ничего страшного не было.
ullianika
Jul. 6th, 2017 06:21 am (UTC)

Аааа, для меня жуткий почт. Меня так пугает все, что связано с глазами - у самой плохое зрение, что меня тряхонуло на слезах.

fearless_cat
Jul. 11th, 2017 07:04 pm (UTC)
Нууу... Тут не пугаться, тут лечиться надо. И там на самом деле ничего страшного не было, только выглядело жутко
babygirl12123
Jul. 7th, 2017 09:21 pm (UTC)
Я в тот день ходила с папой и братом на Останкинскую телебашню. Спустились мы с неё в самый разгар, как ехали домой, не помню. Помню потом разговоры взрослых, что машины нигде не пропускали, чуть ли не отбирали, и папа нас огородами долго и сложно вёз домой.
fearless_cat
Jul. 11th, 2017 07:03 pm (UTC)
Ого, как вам повезло!
ch0sen_0nes
Jul. 7th, 2017 11:19 pm (UTC)
Как же так получилось, что даже я в таких подробностях этого не знал )
fearless_cat
Jul. 11th, 2017 07:05 pm (UTC)
Когда это проиходило, ты ещё маленький был. А потом оно забылось как-то и больше не обсуждалось. Типа, прошло - ну и прошло :)
ch0sen_0nes
Jul. 11th, 2017 09:42 pm (UTC)
Я очень хорошо помню, что каждый раз, когда мама рассказывала эту историю – они упоминала, что глаза с кровью у тебя были как у терминатора =)
Хотя я сейчас и не вспомню чего-то похожего в первых двух частях 🤔
fearless_cat
Jul. 13th, 2017 06:51 pm (UTC)
О, вот про терминатора сейчас я и вспомнила, что да, она так говорила! А похоже, потому что он в первой части, когда его сильно постреляли, он себе глаз перед зеркалом вырезал. Ещё тогда с руки до локтя всё мясо срезал, только скелет металлический остался. Помнишь?
И вот когда он глаз вырезал, там так же капало.
Хм, хорошо, что меня дети не читают. Уж больно жутенький коммент получился :)
( 10 comments — Leave a comment )

Profile

fearless_cat
Бывшие канадские ангелы мы

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow