Бывшие канадские ангелы мы (fearless_cat) wrote,
Бывшие канадские ангелы мы
fearless_cat

Сны как отражение реальности

Снился сон. Причем снился в несколько приемов - я полупросыпалась или он прерывался провалами, а потом продолжал сниться дальше.

Снилось лето. Хорошее такое, нежаркое, ласковое, примерно середина июля. Я стою у дома подруги, с которой дружила с двух лет, не разлей-вода были. А потом она у меня одного мальчика отбила (я простила) и стала на следующего примериваться (тут уж я не стерпела). А там, во сне, она как будто одумалась и мы с ней до сих пор дружим. И все кругом такое замечательное - и это лето, и дом, который я знаю сто лет, с которым связано столько воспоминаний, и лучшая подруга, с которой все хорошо и не случалось никакой ссоры.
А потом рядом появляется Саша. И так он к месту в этом лете, возле этого дома, так здорово он вписывается в обстановку, что я думаю: "Как же все здорово!" и у меня ощущение, что в мире полная гармония, все идеально.

Сначала я замечаю, что подруга явственно строит Саше глазки, а тот весьма благосклонно это принимает. А потом он говорит мне о том, что он должен куда-то ехать. Кажется, там прозвучало слово "война", но нами обоими это воспринимается спокойно, как будто он не на войну должен ехать, а просто в очень длительную командировку. Но мне все-таки очень тоскливо и страшно без него оставаться так надолго и я на всякий случай спрашиваю: "А ты не можешь не поехать?". Он качает головой и я понимаю, что он должен ехать, не может не ехать. И сразу лето как-то тускнеет и выгорает. И тень становится не прохладной, а ледяной, и жара не греет, а обжигает, и цветы на клумбах как-то вянут. Все съеживается, остается реальным только Саша. Подруга, кстати, тоже уже пропала. И мы стоим, как в пузыре - вокруг нас что-то есть, но оно все ненастоящее, декорации. А настоящие - только мы двое.

Потом провал, сон продолжается. Уже зима, Саша давно где-то там, куда он уехал. От него уже давно нет писем И я отчетливо понимаю, что мне надо что-то сделать, иначе он не вернется. Помню, что во сне я даже знала четко - что именно. Помню, что металась по каким-то гадалкам и экстрасенсам почему-то. Помню, что надо было провести какой-то ритуал, чтобы все было хорошо. Но кто-то меня просто обманывал, а кто-то честно пытался, но у него не получалось. Причем ритуал надо провести обязательно до Нового Года, а до него остается все меньше времени. И все эти лампочки, украшения, праздничное настроение очень резко контрастирует с моим отчаянием и беспомощностью.
А потом мне кто-то говорит, что есть один старый армянин, который, вообще-то обувь чинит, но для своих людей такой вот ритуал может провести. Только чужих он не подпускает и как мне к нему подобраться - непонятно. Помню, что я просто пришла к этому армянину. Причем его будочка стояла как раз неподалеку от места, где живут Сашины родители и где мы с ним жили, после того, как переехали. И на меня снова накатывает ощущение, как возле дома подруги и я думаю: ну, раз этот армянин живет именно тут - это знак. Все будет хорошо.
Армянин даже соглашается мне помочь, хоть и неохотно, но его уговаривает жена - милая такая старушка, которой меня явно жалко. Чтобы армянин мне помог, мне сначала нужно выполнить его поручение, а оно практически невыполнимо. То ли принести ему что-то очень дорогое, а у меня денег нет, то ли еще что-то в этом роде.

Снова провал, потом дальше. Помню, как подключаю все связи, упрашиваю, умоляю, унижаюсь, выгрызаю зубами, выстраиваю какую-то сложную цепочку знакомых, мотаюсь по всему городу. И добываю то, что армянин хотел. Уже 31 декабря, очень холодно и ветрено, я прибегаю на площадь и вижу, что его домик-будочка закрыт на замок. И рядом продавщица конфет говорит, что они всей семьей ушли в церковь и вернутся только после 12. Я в отчаянии - значит, я не успела и Саша больше не вернется. Я сажусь на ступеньку у будочки и начинаю медленно полузасыпать-полузамерзать. И мне очень хочется замерзнуть, потому что жить я не хочу. Но меня спасает вагоновожатая (там на площади конечная трамваев), она отводит мен в диспетчерскую, там все начинают хлопотать вокруг меня, поить горячим чаем, растирать варежкой и я чувствую, как возвращаюсь в реальность. Я им рассказываю свою историю и как армянин обещал помочь мне, а сам обманул и ушел. И тут одна из диспетчеров говорит, что он вернулся, вон свет горит в его домике. И я кидаюсь туда наперерез трамваям, через площадь, меня чуть не давят, я поскальзываюсь и все-таки чудом до домика добегаю. А там все так спокойно, будто и нет ничего - старушка-жена с подругой пьют чай, у подружки капельки в маленьких усиках над верхней губой, потому что в домике натоплено, жарко. Носятся трое мальчишек, погодки, старший лет 11, сбивают домотканые половички. У них ярко-черные глаза, очень красивые. Я топчусь у порога, на меня никто не обращает внмания. Наконец приходит армянин, я ему протягиваю то, что принесла. Он берет и небрежно говорит: "Иди домой". Я теряюсь, спрашиваю: "А как же... А ритуал?" Он отмахивается и говорит "Все хорошо будет. Уходи". Я опять пытаюсь сказать, что мне надо, чтобы Саша вернулся, уже почти плачу. Армянин сердито смотрит на меня и я вижу, что он хоть уже и старый, но глаза у него такие же ярко-черные, как у мальчишек. А он сурово и сердито говорит, чтобы я шла домой, что на этот раз все будет хорошо. Но что если я еще раз такое повторю, то мне уже никто не поможет. И он уходит. А я не понимаю - что я такого сделала? Чего нельзя повторять? И тут старушка-жена, видя мое замешательство, говорит: "Мужа-то ты обидела, предала, бросила. Нельзя так! Вот он и не захотел к тебе оттуда возвращаться". Причем "оттуда" звучит не как местонахождение, а что-то типа комы, предела - в общем, чего-то страшного.
Старушка меня успокаивает, говорит, что на этот раз все и правда будет хорошо, но больше мне так делать нельзя. И выгоняет меня.
И я со слезами поднимаюсь в сопку, где мы с Сашей раньше вместе жили, а теперь я одна, и у всех Новый Год, и вот у этих такая дружная семья, мальчишки, а я совсем одна и неизвестно, будет ли все хорошо, или меня опять обманули... И в то же время понимаю, что не обманули, но что от меня требуется что-то еще, как подтверждение, что я поняла и осознала. Говорю вслух: "Приду домой и поставлю свечку. И буду молиться" и чувствую, как слезы замерзают на щеках.
И просыпаюсь.
Tags: впечатления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments