November 28th, 2008

Немой город

Этот город уже не мой. Для меня всегда город - это люди, события. И для меня были святы район Фадейки, Луговая, Чуркин (это при том, что я их очень долго не знала вообще). А тут с Сашкой возвращались с Шаморы через Горностай. И накатило...
Вот тут на Фадеева жил Лехин друг Олег и его девушка Катя. Такие замечательные ребята были, я их так любила... Мы редко ходили к ним в гости (почему-то), но если уж приходили - то всегда сидели душевно. Однажды Катька, смеясь, сказала, что каждый раз перед тем. как мы доолжны прийти в гости - они с Олегом гавкаются впрлоть до сбориания вещей в чемоданы. А я, смеясь, ответила, что каждый раз, когда идем к ним в гости - гавкаемся до "все, я никуда не иду, пошло все нафик". Но я тогда не спросила, из-за чего они гавкаются. А оказалось, что как и мы - из-за рейса. Только у них все было серьезнее. После того, как Олег ушел в рейс, Катюха узнала, что беременна. Послала Олегу телеграмму. А он чего-то долго телился. А у нее сроки жмут - то ли рожать, то ли аборт. Ну и сделала. А потом уже от Олега телеграмма пришла - "Рожай"... Расстались они в итоге. А мне вот все кажется, что стоит только прийти в тот дом (пусть и без Лехи) - и встретят меня Катя с Олегом, все такие же веселые и приветливые, такие друг другу подходящие...
А выше, там где ТЭЦ, жил еще один Лехин друг. И когда у нас с Лешкой все было совсем швах, когда мы лаялись уже даже на людях - он меня поддерживал, и сдерживал мои базарные порывы... И кокетничали мы с ним напропалую, и глазки строили, и флиртовали, и подкалывали. А потом появилась у него девушка женя (замечательная девушка с замечательным именем), и мы шутили уже втроем. И она совсем не ревновала, наоборот. А вот Леха ревновал, но старался не показывать. И кажется, что стоит только прийти туда - и встретят меня Андрей с девушкой Женей...
А на Луговой жил Вова - первая моя сумасшедшая, ненормальная, подростковая любовь. И расстались мы как-то скомканно, неожиданно и вдруг. И он ушел к другой, и я тогда впервые поняла, что это такое - "ушел к другой". И тут еще до кучи предательство подруги пережила... Горячее было тогда лето (но о нем потом как-нибудь). Но теперь уже даже не кажется, что стоит прийти туда - и встретит меня там прежний Вова. Не тот, с которым я встретилась этой оченью, который заматерел и заматерился. А тот, юный, циничный по-юному, но неиспорченный, тот, влюбленный и смущающийся, тот, взрослый и детский. Нет его...
А выше, на сопке, живет Леха. Тот, с кем было прожито 5 лет, который был практически муж, тот, с кем прошла и огонь, и воду, и канализационные трубы, который спас меня и сам же потом убил. От которого уходила к Саше через слезы, боль, литры спиртного и кубометры табачного дыма. Через километры в гудящих ногах, чтобы упасть и спать, и не думать "Тот или этот? Тот или этот?"
И Лехи уже нет. Он женат и в Хабаровске. Но все кажется, что он где-то рядом, и не тот, с которым ругалась до истерик, до обмороков. А тот, который улыбался, ждал на морозе часами, таскал цветы и говорил "Меня никто так никогда не любил".
И много-много других - и Костик, и Дима, и Джоник... Где они все, где вы, ау? Их нет, и значит, этот город не мой и немой. И он не нужен мне, потому что слишком много следов, ран и сожалений о несбывшемся.
Отпустите меня отсюда, пожалуйста. Я не хочу здесь жить и здесь ездить, потому что даже если старые раны зарастают - они все равно ноют. И я не могу больше ездить мимо Луговой, где так тесно сплетались судьбы. Их всех нет и никогда не будет. Пусть здесь не будет и меня тоже.