February 21st, 2013

Один плюс один

После 10 вечера я - интеллектуальный инвалид. Мне бесполезно объяснять точные науки, потому что я а) плохо запоминаю, б) плохо понимаю, в) у меня случаются страшнейшие "затыки", когда я неспособна сделать простейшие вычисления. А у Димы после полуночи наоборот - самый сенокос. В его оправдание могу сказать, что раньше все равно не получается, потому что пока он с работы придет, пока ужин, пока личное время у каждого... В результате ближе к полуночи он вдруг загорается идеей объяснить мне что-то, порешать со мной задачки, попрограммить, а я уже что... Я - инвалид!
Самый классический случай был, когда он решил объяснить мне что-то про перестановки. Сначала мы с ним решали на бумаге, потом решили это запрограммить, все это дело затянулось, мои "затыки" стали случаться все чаще и чаще... Если еще час назад я что-то понимала и делала, то теперь уже путаюсь и неспособна воспроизвести мною же полученное решение. А Дима упрям и во чтобы то ни стало хочет закончить эту задачу сегодня. Поэтому он ее упрощает снова и снова до тех пор, пока я уверенно не скажу ответ. И тогда он ее снова постепенно начинает усложнять.
Времени - полшестого утра. В итоге всех упрощений Дима настойчиво требует от меня ответа на вопрос "Сколько будет один плюс один?". Я долго смотрю на написанные на доске циферки и потом обреченно выдыхаю: "Я не помню!", думая, что сейчас меня ждет очередное нравоучение и повторение лекции. Вместо этого Дима дико смотрит на меня и спрашивает: "Что значит - не помнишь? Тут не помнить надо, а складывать!". Я (все тем же обреченным тоном): "Я не помню, как складывать". В Диминых глазах ужас пополам со смехом - ни фига себе, человек забыл, как складывать! К одному один не может прибавить. Он уговаривает: "Ты только ответ скажи - и мы сразу спать пойдем, ребенок! Ну?" Я тупо таращусь на доску.
Тут Диму осеняет. Он рисует на доске две палочки и спрашивает: "Сколько палочек?". "Две!!" - возмущенно кричу я, думая, что он уже просто откровенно стебется - ну не настолько же я дура-то, чтобы совсем счет забыть! "Отлично! А теперь..." - он пририсовывает палочкам носики и ставит между ними плюс, - "А теперь сколько палочек?" "Ну две же!" - "Правильно! Значит, сколько будет один плюс один?" Меня снова начинает "кренить", но вот же они, палочки... И я робко произношу: "Два?" - "А почему так неуверенно?" - "Ну, потому что... Так ты этого от меня хотел? Ты хотел, чтобы я просто сложила?!"
Дима уже не может сдержать смех, при этом глядя на меня, как на умственно отсталого ребенка: "Ну, а как ты думаешь, чего я от тебя хочу, когда предлагаю сложить один и один?"

Дело в том, что в моем воспаленном недосыпом мозгу в этот момент отчаянно билась булева логика/алгебра, которую Дима объяснял мне накануне на примерах, складывая нули и единицы. Но, поскольку объяснение происходило также в три часа ночи, то в мозгу у меня мало что осталось, кроме того, что один + один дает какой-то неправильный результат и что это стопудово будет либо ноль, либо один. Но вот что именно - я не помню! Поэтому я туплю и не могу сказать, сколько же все-таки будет "Один плюс один"
Этот случай у нас стал классикой. Теперь, когда у меня случается очередной "затык" или когда Дима снова рвется в час ночи что-то высокоинтеллектуальное со мной делать, кто-то из нас произносит: "Один плюс один!" и мы оба хохочем.

Вчера, кстати, разбирали аналитическую комбинаторику (дернули черт и Дима меня взять курс на курсере, в то время как я программу 8 класса прохожу, вообще-то) и, пытаясь донести до меня смысл понятия "математическое ожидание" Дима предлагает мне задачку. Потом упрощает. Потом еще. "Твой рост - 156 см, твой вес - 50 кг. Сколько сантиметров приходится на каждый килограмм?" Рисуем цилиндр, режем его дольками, пишем цифры. У меня ступор. "Понятно, один плюс один!" - произносит Дима, рисует другой цилиндр, покороче, делит его на две части и пишет: "2 кг; 13 см". "Сколько приходится на каждый килограмм сантиметров?" Меня "осеняет": "Тринадцать поделить на два? Шесть с половиной?" - "Ура! Возвращаемся к предыдущей задаче..."
Вот так, путями длинными, нелегкими, я ночами продираюсь через точные науки. Что ж, тяжело в учении, как говорится... :)